Сделать домашней|Добавить в избранное
 

Джаз - это состояние души,
как и все в жизни, переменчивое,
но, неизменно, позитивное.

 
» The Legacy of Maria Yudina vol.2 (E.Krenek, I.Stravinsky, B. Bartok, P.Hindemith) / 2004 Vista Vera
на правах рекламы

The Legacy of Maria Yudina vol.2 (E.Krenek, I.Stravinsky, B. Bartok, P.Hindemith) / 2004 Vista Vera

Автор: valera01 от 22-05-2014, 21:18
The Legacy of Maria Yudina vol.2 (E.Krenek, I.Stravinsky, B. Bartok, P.Hindemith) / 2004 Vista Vera


Мария Вениаминовна ЮДИНА


Мария Вениаминовна ЮДИНА родилась 9 сентября 1899 года в городе Невеле, Витебской губернии. С детства отличалась страстным, неукротимым темпераментом. Интересы её были чрезвычайно широки и никогда не ограничивались только музыкой. Поиски мировоззрения, жажда «опереть себя о «Столп и утверждение истины» были свойственны ей с юных лет. В 1919 году она приняла православие. Вера как основа мировоззрения и инструмент познания определила уникальные особенности её исполнительского искусства, его особую содержательность, вдохновенность и актуальность звучания, вера и была причиной многочисленных невзгод: её трижды изгоняли из учебных заведений, лишали возможности концертировать, не выпускали за пределы страны.
Учась с 1912 года в Петербургской консерватории по классу фортепиано (последовательно у Калантаровой, Есиповой, Вл. Дроздова и Л. Николаева), она одновременно занималась в дирижёрском классе Э. Купера, играла на органе, в оркестре на ударных, изучала специальную гармонию, контрапункт, инструментовку, композицию.
С блеском окончив в 1921 г. консерваторию, Юдина начала бурную концертную и педагогическую деятельность. Репертуар её был чрезвычайно обширен и нетрадиционен: помимо классики и романтики, всегда было много новых имён: Метнер, Кше-нек, Хиндемит, Стравинский, позднее — Прокофьев, Шостакович, Берг, Барток, Ве-берн, Волконский.
Юдина прожила свою жизнь в бедности и лишениях: не имела собственного рояля, ходила по многу лет в одном и том же платье, часто недоедала. Это нисколько её не смущало. Она была убеждена, что художник должен быть беден, Она всегда помогала страждущим, вызволяла из ссылок репрессированных в сталинские годы друзей, Друзья и были её основным богатством: цвет российской интеллигенции, выдающиеся деятели русской культуры — Пастернак и Заболоцкий, Фаворский и Фальк, Флоренский и Бахтин, Яворский и Нейгауз... Она писала: «Что есть дружба? Верность до гроба и готовность делиться духовными дарами». И после смерти (19 ноября 1970 года) она продолжает делиться этими дарами, вовлекая в орбиту своего влияния всё большее количество людей во всём мире. Исполнилась её мечта: играть для всего человечества.


Сочинения, вошедшие в этот диск, записаны Юдиной в годы, когда после тридцатилетия полной изоляции окно в мир начало приоткрываться. Для Марии Вениаминовны словно наступила вторая молодость. Она ведёт активную переписку с известными деятелями западного музыкального авангарда; П.П. Сувчинский, И.Ф. Стравинский, А. Жо-ливе, П. Булез, К. Штокгаузен, Л. Ноно и многие другие становятся её эпистолярными друзьями, присылают ей книги по серийной технике, партитуры, клавиры. Ослеплённая и увлечённая богатством открывшегося ей мира, она выносила на суд публики десятки новых сочинений Веберна, Онеггера, Кшенека, Хиндемита, Бартока, Мартину, Стравинского и Волконского. Пропаганду новой музыки Юдина считала своей миссией: «Осовременить русское искусство — вот моё призвание!»
С ранних лет Юдина играла много современной музыки — русской и западной: в 1926 году впервые в СССР сыграла концерт Кшенека с Н. Малько, участвовала в исполнении «Свадебки» Стравинского с Капеллой Климова, «сыграла всех тех своих современников и соотечественников, кто был или казался тогда новым: Хиндемита, Шёнберга, Казеллу, Онеггера, Веллеша, Сероцкого, Лютославского, Барбера» и, разумеется, Шостаковича и Прокофьева. В 1958-59 г.г. Юдина начала изучать музыку своих старых знакомцев, созданную ими в 30-е — 50-е годы, и с восторгом узнавала совсем новые для себя имена композиторов.
Интерпретации этих сочинений создавались Юдиной в годы высочайшего расцвета всех её духовных и творческих сил, вызванного не только страстной увлечённостью новой музыкой и её творцами, но и особенно острым ощущением краткости земного бытия (она сравнивала свою жизнь с шагреневой кожей), неукротимым желанием успеть как можно больше сделать, сказать, сыграть. Её интерпретации тех лет — это вдохновенный манифест новой исполнительской школы. В них нашли воплощение новые критерии красоты, новое акустическое понимание звука, его содержания, энергии, иное отношение к тембрам, новое значение ритмической полифонии, ритма с его формообразующей силой.
Соната Кшенека №2, ор.59 (1928). В исполнении Юдиной поражает абсолютное владение материалом, свобода, импровизационность, непредсказуемость и — убедительность, способность к мгновенным переменам во внутреннем состоянии и в характере прикосновения к инструменту: вот — порыв, энергия, резкая угловатость вступления и главной темы 1 части, вот — нарочито грубоватый, размашистый «мазок» в марше 2 части, и тут же — глубокая мечтательность, неожиданный лирический поворот, всё смягчается, истаивает. В Финале, сыгранном предельно виртуозно, с потрясающе ясной артикуляцией, пленяют моменты тишины, какой-то классической, бетховенской гармоничности.
К Стравинскому отношение Юдиной было совершенно особенным. «Над всеми высится снежная вершина Стравинского», — восклицала она. Он представлялся ей неким символом исконно русского и в то же время всемирного гения, которого во что бы то ни стало следовало вернуть России. «Какое чудо — этот человек, — писала она. — «Серенаду» учу и безмерно наслаждаюсь».
Юдинские интерпретации Сонаты 1924 года и Серенады A Dur 1925 года захватывают с первых же звуков — так велика исходящая от них энергия, так притягательна неостановимость ритмического движения, непоколебимо устойчивого в Сонате (1 и 3 части) и какого-то стихийного, как бы произвольного, в Серенаде (вступление и заключение во 2 части и 3 часть)! Как естественно и остроумно звучат у Юдиной эти ассиметричные внезапные акценты, как прекрасны неожиданные, «зависающие» цезуры, тоже как бы несвоевременные!
Несомненными шедеврами являются обе медленные части: Adagietto в Сонате и Romanza в Серенаде — какая возвышенность, нежность, хрупкость и исповедальность!
К Бартоку Юдина обратилась впервые лишь в 1961 году. «Я им не занималась раньше, его — какое-то пророческое — лицо мне заслонял чуждый мне венгерский фольклор. Теперь я им буквально подавлена», — писала она П.П. Сувчинскому. Пьесы из цикла для детей «Микрокосмос» (1926-1939) под её руками приобретают масштаб необычайно серьёзных, глубоких и одухотворённых поэм. Её фантазию нисколько не сковывают микроскопические размеры пьесок. Везде поражает тонкая нюансировка мелодии, которую она творит из диссонансов (малые и большие секунды, септимы), интонационное богатство, красочность. Пьеса №145 «Хроматическая инвенция» имеет у Бартока две версии, которые, согласно указанию автора, могут быть исполнены одновременно на двух роялях, как это и происходит в данной записи.
Особенно нежное отношение испытывала Юдина к Хиндемиту, с которым встречалась ещё в 1927 году и даже играла для него. Называла она его всегда ласково: «Хин-демитик». В её современный репертуар, складывавшийся в последнее десятилетие жизни, входило, помимо прочего, огромное количество его камерных сонат с различными инструментами, которые она безумно любила и играла с громадным энтузиазмом. Партнёрами её были, как правило, совсем молодые музыканты. Вот и мне, автору этих строк, тогда ещё студентке Института имени Гнесиных, выпало огромное счастье играть в ансамбле с Марией Вениаминовной Сонату для 2-х фортепиано, 1942 года. Играя с ней бок о бок, участвуя в создании интерпретации этой праздничной музыки, я, заражённая восторгом и любовью, на какие-то мгновения словно сливалась с Марией Вениаминовной в одно целое. И тогда обострялись слух и зрение, и передо мной открывались сияющие бездны её мудрой и высокой души, души гениального музыканта. Интерпретация этой Сонаты, необычайно светлая, конструктивно ясная, полна оптимизма и неиссякаемой молодости духа.

Марина Дроздова, ученица и друг М.Юдиной



The Legacy of Maria Yudina vol.2 (E.Krenek, I.Stravinsky, B. Bartok, P.Hindemith) / 2004 Vista Vera

The Legacy of Maria Yudina vol.2 (E.Krenek, I.Stravinsky, B. Bartok, P.Hindemith) / 2004 Vista Vera

The Legacy of Maria Yudina vol.2 (E.Krenek, I.Stravinsky, B. Bartok, P.Hindemith) / 2004 Vista Vera


Yudina, Maria - The Legacy of Maria Yudina, Vol.02

01. [Krenek] Sonata No.2, op.59 - I. Allegretto-Moderato comodo 07:02
02. II. Alla marcia, energico 06:03
03. III. Finale 03:48
04. [Stravinsky] Sonata in C major - I. (Crotchet = 112) 02:43
05. II. Adagietto 06:42
06. III. (Crotchet = 112) 02:26
07. Serenade for Piano in A major - I. Hymn 03:03
08. II. Romance 02:41
09. III. Rondoletto 02:11
10. IV. Finale 02:09
11. [Bartok] 8 Pieces from Microcosm - No.128 Peasant Dance 01:14
12. No.132 Major Seconds 01:33
13. No.137 Unison 01:49
14. No.142 From the Diary of a Fly 01:25
15. No.144 Minor Seconds-Major Sevenths 04:19
16. No.145 Chromatic Invention 01:21
17. No.146 Ostinato 02:24
18. No.149 Bulgarian Rhythm (No.2) 01:23
19. [Hindemith] Sonata for 2 Pianos - I. The Bells 02:47
20. II. Allegro 03:41
21. III. Canon (Lento) 04:32
22. IV. Recitative (A piacere) 03:05
23. V. Fugue (Moderato) 05:18




The Legacy of Maria Yudina vol.2 (E.Krenek, I.Stravinsky, B. Bartok, P.Hindemith) / 2004 Vista Vera



Flac+CUE+LOG, общее время звучания 73:51, объем 256 Мб, размещено на Rusfolder
Part , 5 % информация для восстановления, без пароля.
Covers_booklet Объем 1,42 Мб, 5 % информация для восстановления, без пароля.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий

Уважаемые посетители сайта Piter Jazz,
Вы просматриваете тестовую страницу
Приносим Вам извинения,
за временные неудобства.